Гериатр обозначила семь страшных проблем старости

23
0
Share:

Парадоксы медицины: шанс жить долго и счастливо имеют больные, а не здоровые люди

«Бабушка старенькая, поэтому все забывает. Тут уж ничего не поделаешь»… «Дед плохо видит и слышит. Но ведь ему уже 75! Он и так огурцом держался до последнего».

Многие из нас наверняка слышали подобные фразы, в том числе от медицинских работников. И вроде как с ними не поспоришь.

Впрочем, с развитием технологий выражение «это же старость» звучит из уст врачей все реже. Гериатры — специалисты, занимающиеся лечением пожилых людей, утверждают: возраст имеет к болезням опосредованное отношение. Если бы наша бабушка начала заниматься профилактикой потери памяти хотя бы лет в 50–60, забывала бы она сейчас гораздо меньше, чем «всё». Ну а деду просто нужно было посещать врачей при первых неприятностях со зрением и слухом, а не молодиться «до последнего».

Вот и получается, что проблема-то не столько в старости, сколько в нежелании тщательно следить за здоровьем. Бывает, что человека по жизни ничего особо не беспокоило, соответственно, не было привычки ходить по поликлиникам. И вдруг — инсульт, инфаркт, деменция, скоропостижная смерть… «Но почему? — удивляются окружающие. — Ведь ничто не предвещало, так внезапно!»

Гериатр обозначила семь страшных проблем старости

фото: Из личного архива

Главный гериатр России Ольга Ткачёва.

«Внезапность» эта кажущаяся. Просто организм, год за годом самостоятельно справлявшийся с проблемами, устал и «сломался». Хотите верьте, хотите нет, но люди со слабым здоровьем нередко имеют больше, чем «здоровяки», шансов на долгую и счастливую жизнь. Они регулярно посещают врачей, «латают» собственное тело и вряд ли пропустят серьезный недуг.

О том, как обеспечить себе и своим родным достойную старость, а также о заблуждениях, связанных с возрастом, мы беседуем с главным гериатром Минздрава России, директором Российского геронтологического научно-клинического центра, доктором медицинских наук, профессором Ольгой ТКАЧЕВОЙ.

Стремимся стареть успешно

— Ольга Николаевна, как изменилось поколение пожилых людей за последние годы?

— Исследования показывают, что угасание когнитивных функций (а это интеллект, получение, обработка и воспроизведение информации, речь, память, двигательные навыки) у современных людей замедлилось. Если посмотреть на середину ХХ века и на нынешнее время, можно сказать, что современные люди 60 лет биологически примерно соответствуют 50-летним, жившим в середине ХХ века. Мы наблюдаем замедление процессов старения. Люди в возрасте 55, 60, 65 лет могут быть очень активными. Их трудно назвать пожилыми в привычном нам смысле.

Есть термин «здоровое старение» — когда человек физически, психологически здоров и социально адаптирован. Теперь появился новый термин: «успешное старение», а это не только физическое, эмоциональное, психологическое здоровье, но и чувство цели, внешний вид, успех. Это представление постулирует, что старение — не конец жизни, а очередной период развития. Это совершенно новое представление о старении. В то же время старение сопряжено с болезнями, потерей физической и когнитивной активности.

Еще несколько десятилетий назад не было такого огромного количества пожилых людей в стационарах и поликлиниках. И не просто пожилых, а пациентов старческого возраста — 80–85-летних и старше, которых надо лечить вообще по-другому. Перенести технологии, которые мы используем при лечении молодых людей, в чистом виде на пожилой возраст нельзя. Некоторые вещи, которые хороши для молодых людей, абсолютно противопоказаны для пожилых. И наоборот.

В настоящее время в России реализуется масштабный проект «Старшее поколение». Одна из задач программы — обеспечить каждому россиянину достойную жизнь в пожилом возрасте. И здоровье, безусловно, играет важнейшую роль. Профилактике заболеваний пожилых россиян медики стали уделять большое внимание. Планируется, что к 2025 году в рамках проекта «Старшее поколение» профосмотры и диспансеризацию пройдут 70% людей старше трудоспособного возраста (в 2019-м — не менее 23%, в 2020-м — 28%, в 2021-м — 34%, в 2022-м — 55%, в 2023-м — 65%).

— Столь мощный охват жителей страны связан с увеличением продолжительности жизни россиян?

— Да. Продолжительность жизни растет вообще не только в России, но и в других странах — это глобальный тренд. Есть риск, что старение будет сопровождаться увеличением количества людей, которым требуются посторонняя помощь, уход. Об этом говорят и специалисты, и системы здравоохранения, и системы социальной помощи, и экономисты. Мы видим, что увеличение продолжительности жизни идет за счет увеличения активного периода, а время, когда человеку требуется посторонняя помощь, не увеличивается (6–7 лет в среднем). А вот период активной жизни как раз увеличивается — за счет профилактических технологий. И эти профилактические технологии должны начинаться не с пожилого возраста, а как можно раньше. Не надо думать, что замедлять старение надо только в пожилом возрасте. Но даже если человек до 60 лет не думал о здоровье, профилактикой заняться нужно обязательно — лучше поздно, чем никогда. В любом случае надо пользоваться тем, что можно пройти диспансеризацию бесплатно, причем диспансеризацию, нацеленную на определенный возраст.

Вяжем узелки на память

— В чем особенности диспансеризации в пожилом возрасте?

— С 55 лет у людей появляются риски развития заболеваний, связанных непосредственно со старением. Эти заболевания могут привести к существенной потере качества жизни. Человек становится менее активным, снижаются физические и когнитивные функции. Задача — не только профилактика хронических заболеваний, но и замедление процесса старения. Поэтому в программу диспансеризации людей пожилого возраста включены аспекты, связанные со старением. Например, оценивается риск падений и переломов, выраженность когнитивного дефицита и другие. Наша задача — максимально продлить период, когда человек может себя обслуживать сам, когда он максимально активен.

— Какие проблемы, связанные со здоровьем пожилых людей, самые серьезные?

— Как правило, пожилой пациент — сложный пациент. Проблем у него по определению много.

Первая проблема: у людей в возрасте 65+ наблюдается так называемая полиморбидность (множественность заболеваний у одного пациента — 2, 4, 6 и даже больше). Это особенная ситуация. При лечении нельзя ориентироваться только на одну болезнь. Надо понимать, как лечение одной повлияет на лечение другой.

Вторая проблема — прогрессирующая потеря памяти. Многие заблуждаются, считая, что процесс старения обязательно сопровождается нарушением памяти. Действительно, с возрастом несколько замедляется скорость мыслительных процессов, затрудняется запоминание информации. Но совсем не обязательно, что с возрастом мы столкнемся с серьезным нарушением памяти. И это надо понимать не только врачам, но и самим пациентам, и членам их семей. Они говорят: «Наша бабушка все забывает. Но мы понимаем, это просто возраст»… На самом деле это не возраст — это заболевания, очень тяжелые, которые могут быть именно в пожилом возрасте: сосудистые (связанные с гипертонией, инсультами), нередко болезнь Альцгеймера. Сейчас мы наблюдаем эпидемию деменции во всем мире, особенно в странах с большой продолжительностью жизни. Это проблема ХХI века.

— Сколько людей имеет проблемы с памятью?

— Статистика говорит, что когнитивный дефицит — даже небольшие изменения, небольшие нарушения памяти — наблюдается у 25% людей старше 65 лет, у 50% — старше 85 лет. Распространенность этой проблемы колоссальная. Конечно, плохая память значительно влияет на качество жизни, на возможность жить самостоятельно.

Грусть-тоска его съедает

Третья проблема — депрессия, — продолжает Ольга Ткачева. — Здесь тоже есть заблуждение: дескать, у пожилого человека не может быть хорошего настроения, потому что у него все болит, он одинок, да и просто он «старенький». Между тем депрессия — это тяжелая проблема, на которую обязательно нужно обращать внимание. Депрессия присутствует у 30% пожилых людей. Она может быть незаметной, может маскироваться, например под деменцию. Родственники думают, что старик потерял рассудок, а у него тяжелейшая депрессия.

Четвертая проблема — высокий риск падений и переломов. С возрастом происходит старение костной ткани. Костная ткань становится более хрупкой. Падения могут быть связаны с огромным количеством факторов — например, с болью в суставах, изменением формы стопы, головокружением, нарушением ритма сердца, с изменением артериального давления. Причин может быть много. Падение для пожилого человека очень опасно, потому что оно, как правило, приводит к тяжелым травмам. Каждые 8 секунд в мире пожилой человек ломает шейку бедра. А что такое перелом шейки бедра? Он требует неотложной помощи, неотложного хирургического вмешательства, что сопряжено не просто с потерей здоровья, но и с потерей самостоятельности, быстрым прогрессированием старения.

— В чем состоит опасность перелома именно шейки бедра?

Может быть любая травма: и черепно-мозговая травма, и перелом ребер, и так далее. Травма может быть любой степени тяжести. Но шейка бедра — это уязвимая зона для пожилых людей, потому что с возрастом бедренная кость становится очень хрупкой. После перелома шейки бедра человек не может не только ходить — встать не может. Если ему не сделать экстренно операцию (в течение 24–48 часов), с каждым днем нарастает риск смерти: он лежит, у него появляется риск развития гипостатической пневмонии, пролежней, инфекции, дыхательной недостаточности. Пожилому человеку лежать нельзя. С переломом шейки бедра человек в одно мгновение становится обездвиженным — это катастрофа. А самое главное то, что мы можем избежать этой катастрофы, потому что есть эффективная система мер по профилактике падений и переломов.

Пятая проблема — сенсорные дефициты, то есть дефициты органов чувств: нарушение слуха, зрения. Мы сейчас говорили о высоком риске падения. А ведь один из факторов риска падения плохое зрение. Огромное значение имеет коррекция зрения. Лечение катаракты сейчас вообще не является чем-то сложным, операции делают повсеместно. То же самое касается устранения нарушений слуха. Установка слухового аппарата — это же несложно. Просто нужно обратиться в поликлинику, рассказать, на что жалуется пожилой человек. Безусловно, на проблемы пожилого человека должны обращать внимание и члены его семьи.

Шестая проблема — синдром недоедания (мальнутриции). Не нужно думать, что недоедание всегда связано с материальными проблемами. Дело в том, что пожилые люди просто не хотят себе готовить, не могут выйти из дома и купить себе продукты, да и просто забывают поесть. У них нарушена, например, вкусовая рецепция, нет чувства голода. Или, например, у них не протезированы зубы, они с трудом жуют. Или у них нарушено глотание. Все это приводит к тому, что человек недоедает. У него начинается атрофия мышц. Развивается белковая недостаточность, что ведет к колоссальной слабости, истощению, потере веса, замедлению ходьбы — все это классические проявления синдрома старости.

Седьмая проблема пожилого человека — может быть, вы подумаете, что она не медицинская, но на самом деле она является одной из главных медицинских проблем — социальная изоляция. Человек одинок, у него нет социальных связей — в результате развивается депрессия, страдает память, потому что он не общается, нет эмоциональной активности.

Есть еще много проблем: например, недержание мочи, о чем вообще очень редко говорят, потому что вроде бы стыдно, неудобно. Однако же эта проблема имеет много причин, и она тоже устранима. Есть проблема хронической боли. Боли могут быть и в суставах, и в спине — где угодно. Конечно, человеку трудно ходить, у него нет желания общаться…

Каждая из этих проблем имеет множество причин. Эти проблемы можно и нужно решать, тем более что современные технологии позволяют это сделать.

Старение — это не угасание

— Ольга Николаевна, порекомендуйте, что нужно делать близким при общении со своими «проблемными» родными?

— Нельзя относиться ко всем вышеперечисленным проблемам как к неизбежным, которые обязательно будут у человека в старости. Не надо заниматься эйджизмом — дискриминацией по возрасту.

Получается, что молодых людей мы любим и лечим, а пожилых вроде бы не надо. Причем это не проблема российской медицины — это проблема пожилых людей, которые сами «списывают» себя раньше времени: «Да, я уже старый, разве можно мне помочь?» Наверное, задача общества и близких — внушить им обратное.

— Пожилых людей достаточно трудно уговорить пойти к врачу — даже в поликлинику, не говоря уже о больнице…

— Госпитализировать в больницу можно в любом возрасте. Но, с другой стороны, для людей старше 80 лет госпитализация может быть существенным стрессом. Для них, как и для маленьких детей, много рисков, например внутрибольничная инфекция. Поэтому, если речь идет о плановом лечении и профилактике, всегда надо отдавать предпочтение амбулаторным методам. Нужно понимать, что госпитализировать старых людей нужно только в случае крайней необходимости, если они нуждаются в экстренной помощи. Ни в коем случае не должно быть отказа в госпитализации пациентам старческого возраста с инфарктом, инсультом, переломом шейки бедра.

Как убедить пожилого человека обратиться к врачу? Только просвещением. Ключевой момент: возраст — не повод отказываться от лечения и диагностики. Но если человек не хочет лечиться, силой вы его не заставите. В нашем геронтологическом центре много материалов для людей преклонного возраста. Два года назад мы выпустили книгу «Нотная азбука здоровья для пожилого человека», где очень простым языком изложено, как сохранить здоровье людям преклонного возраста.

Кстати, неправильно думать, что все пожилые люди больны. Многие считают свое здоровье хорошим. Не нужно думать, что пожилой возраст — возраст несчастий и разочарований. Психологи проводили исследование и выяснили, что в пожилом возрасте человек нередко становится даже более счастливым. И нужно бороться с эйджизмом — он только в наших головах. Давайте показывать примеры: пожилые люди продолжают работать, влюбляются, учатся. И тогда не возникает вопрос, зачем идти в поликлинику. Идти в поликлинику нужно именно для того, чтобы сохранять хороший внешний вид, хорошее здоровье, продолжать жить активно как можно дольше.

Во саду ли, в огороде

— Гериатрия — самая молодая область медицины. Очевидно, что в медицинских учреждениях не хватает специалистов соответствующего профиля. Что делать пожилому человеку, если в его поликлинике нет гериатра, к кому лучше всего записываться на прием?

— В проект «Старшее поколение» включено много задач. Одна из задач, которые мы обсудили, — профилактические осмотры, диспансеризация. Второй момент — развитие гериатрической помощи, гериатрических технологий во многих областях медицины.

В регионах открываются кабинеты гериатров, гериатрические отделения в больницах и даже гериатрические центры. Естественно, мы делаем упор на первичное звено — участковых терапевтов, врачей общей практики, которые должны иметь навык работы с пожилыми пациентами и знать особенности течения заболеваний в пожилом возрасте, особенности процессов старения. Сейчас пожилой человек может обратиться в поликлинике непосредственно к специалисту-гериатру либо, если такого специалиста нет, к участковому или семейному врачу, который имеет навыки оказания помощи пожилым людям.

Сегодня органы исполнительной власти в регионах хорошо понимают важность гериатрии и поддерживают ее развитие. Региональные министерства здравоохранения в координации с министерствами социальной защиты активно работают в этом направлении.

В федеральном проекте есть очень интересный раздел — скрининг для выявления проблем со здоровьем граждан старше 65 лет, проживающих на сельских территориях и в отдаленных районах. Для этого закуплен специальный автотранспорт, который будет доставлять людей в медицинские учреждения для проведения дополнительного обследования и составления плана профилактики и лечения.

Каждому нужна свобода действий

— Еще одна важная тема, новая для нашей страны, — развитие системы долговременного ухода. Сейчас она работает в нескольких пилотных регионах. Насколько успешно проходит эксперимент?

— Когда человек теряет возможность обслуживать себя, включается система долговременного ухода. Она объединяет медицинскую и социальную помощь, может функционировать как дома, так и в доме престарелых. Мы подготовили образовательные программы, учим специалистов работать в этой системе. В современной системе долговременного ухода два основных принципа. Первый принцип: не заявительный, как раньше, а выявительный характер определения потребности в уходе. Люди, которым требуется посторонняя помощь, должны ее получить в необходимом объеме. Мы должны сначала выявить таких людей, что тоже непросто, часто они за помощью не обращаются. И не потому, что не хотят, могут просто не знать, не иметь возможности обратиться. Второй принцип — так называемая типизация, когда мы четко определяем объем помощи, который нужен человеку. Мы пользуемся специальными шкалами, опросниками. Это непростая задача. Один человек нуждается в приходе специалиста раз в неделю, другому помощь нужна каждый день.

Эта потребность должна быть объективна оценена. Ведь если мы дадим помощи больше, чем нужно, это плохо, потому что человеку нужно сохранять активность в пределах возможного; и наоборот, недостаточный объем ухода может привести к обострению заболеваний, осложнениям и прогрессированию потери функций. Если он может сам одеться, выйти на улицу, он должен это делать. Если его слишком опекать, он потеряет самостоятельность.

— За сколько лет системой долговременного ухода будет охвачена вся страна?

— Проект «Старшее поколение» предполагает, что к 2024 году в эту систему должны войти все регионы. Одна из основных проблем, которая стоит на пути повсеместной реализации системы долговременного ухода, — механизмы финансирования.

В федеральном проекте «Старшее поколение» на эти цели выделено федеральное финансирование. Но что будет после завершения проекта?

До 2024 года необходимо разработать систему финансирования, которая будет гарантировать помощь всем гражданам, нуждающимся в ней.

ТЕСТ:

СЕМЬ НОТ ЗДОРОВЬЯ ДЛЯ ЛЮДЕЙ В ВОЗРАСТЕ

Если вам больше 60 лет, проверьте состояние здоровья, ответив на семь вопросов — семь нот своеобразной «гаммы».

Нота «до». Похудели ли вы более чем на 5 килограммов за последние 6 месяцев?

Нота «ре». Испытываете ли вы ограничения в повседневной жизни из-за снижения зрения или слуха?

Нота «ми». У вас были в течение последнего года травмы, связанные с падением?

Нота «фа». Вы чувствуете себя подавленным, грустным или встревоженным на протяжении последних недель?

Нота «соль». Есть ли у вас проблемы с памятью, пониманием, ориентацией или способностью планировать?

Нота «ля». Страдаете ли вы недержанием мочи?

Нота «си». Испытываете ли вы трудности в перемещении по дому или на улице (ходьба до 100 метров или подъем на один лестничный пролет)?

Ответили утвердительно на три и более вопроса? Рекомендуем не тянуть с визитом к специалисту.

Источник: mk.ru

Оставить комментарий

Send this to a friend